Рейтинг@Mail.ru

Изобразительные возможности фонетического уровня русского языка на уроках литературы

Разделы: Литература


Подготовка школьников к выпускному сочинению связана с рядом проблем, одна из них – обучение целостному анализу текста. Практика показывает, что учащиеся редко берутся за темы сочинений, которые имеют примечание: восприятие, истолкование, оценка. В чем причина нежелания рассматривать подобные темы? Как помочь выпускнику научиться осмысленно читать классические и современные тексты?

На сегодняшний день нет универсального рецепта, которым ученик мог бы пользоваться при анализе художественного произведения. Однако существует общий критерий для анализа художественных текстов, на который важно ориентировать учащихся. Это – целостность восприятия, истолкования, оценки

Первым шагом в обучении целостному анализу художественного текста может стать выявление функций используемых автором изобразительных средств. Безусловно, не достаточно математических подсчетов тропов и синтаксических фигур. Важно каждое упражнение сопровождать рядом вопросов, например: с какой целью автор использовал тропы и фигуры, как они позволяют реализовать авторский замысел, какое впечатление производят на читателя? Кроме того, важно и удобно использовать уровневый подход, начиная с “акустико-фонетического аспекта”[1].

Данный подход может быть использован при анализе художественных произведений и в процессе рассмотрения отдельных тем, например “Изобразительные возможности русского языка”.

Как известно, существуют различные приемы, на которых необходимо акцентировать внимание учащихся: аллитерация, ассонансы, звукоподражание, нарушение орфоэпических норм, нарушение акцентологических норм. Приемы аллитерации, ассонансов и звукоподражания достаточно хорошо описаны в литературоведческой и методической литературе [2]. В качестве образцов обычно приводятся ставшие классическими примеры стихотворений К.Бальмонта (“Камыши”, “С лодки скользнуло весло”, “Челн томленья”), В.Маяковского (“Хорошее отношение к лошадям”, “Из улицы в улицу”, “Юбилейное”) и других поэтов, цитируются и произведения А. Белого, написанные орнаментальной прозой. Однако, на наш взгляд, целесообразно использовать для анализа и сравнения стихотворения современных авторов (Веры Павловой, Юрия Кузнецова, Бориса Рыжего и др.).
Задание может быть следующим.

Читая поэтические произведения современных поэтов, вы можете убедиться в том, что приемы звукописи активно применяются и сегодня. Определите, какие звуковые повторы встречаются в стихотворениях нашей современницы – московской поэтессы Веры Павловой, какова их функция в текстах?

В хор, на хоры, в хоровод хорала,
Гладить басом нимбов чешую,
Забывать,что для спасенья мало,
Что “Тебе поем” Тебе пою.
Путь нетруден – не проси награды,
Путь недолог, как от до до ля,
От вина – обратно к винограду,
От креста – до лунного ноля.
Благославляю вас, леса
Вокруг облезлой колокольни.
Лесами больше небеса,
Чем колокольнею довольны,
Тем более довольны птицы.
Эх, вот бы. Пересилив страх,
И славословить, и молиться
Не на коленях - на лесах!.. [3].

Как отмечалось выше, в большинстве методических работ в качестве изобразительных средств фонетического уровня описаны аллитерация, ассонансы, звукоподражания. [4] При этом практически не рассматриваются отклонения от норм как авторские приемы. На наш взгляд, их исследование способствуют более полному раскрытию авторского замысла. Важно обратить внимание учащихся на то, какую роль играют нарушения орфоэпических норм в произведениях. Например: служат для создания художественного образа героя, используются как средство комического, являются способом выражения авторской позиции и т.д.

Приведем несколько примеров, иллюстрирующих данное положение.

1. Прочитайте отрывки из рассказов Юрия Коваля “Пылшыкы” и “Орехьевна”. Определите, кКакой прием использовал автор для создания речевого портрета героини.

Пылшыкы

– Пылшыкы пришли, – сказала Орехьевна.
– Кто? – не понял я.
– Ты что, оглох, что ли? Пылшыкы.
– “Что за жуть такая? Что за пылшыкы?” – подумал я и взглянул в окно.
По деревне шли два здоровенных мужика в телогрейках, перепоясанных веревками, за которыми торчало по топору. Один нес на плече двуручную пилу.
– Эй, матки-хозяйки, – сипло покрикивали они, кому попилить, поколоть?
– Спасибо, батюшки пылшыкы-колшыкы, – отвечали хозяйки, – все попилено поколоно.
– Жалко пылшыков, – сказала Орехьевна. – Работы нету. Ладно, пускай у нас пилят. А я им картошки наварю. Будете за картошку пилить, батюшки пылшыкы?
– За картошку попилим, за капусту поколем, – торговались пильщики. [ 5 ]

Орехьевна

Издали этот дом мне показался серебряным.
Подошел поближе – и серебро стало старым-старым деревом. Солнце и ветер, снега и дожди посеребрили деревянные стены, крышу и забор.
За забором ходила среди кур старушка и покрикивала:

– Цыба-цыбы-цыба… Тюка-тюка-тюка…
– Хорошо-то как у вас, сказал я, остановившись у забора.
– Что тут хорошего, аньдел мой? – сразу отозвалась старушка. – Лес да комары.
– Дом красивый, серебряный.
– Это когда-то он был красивый сто лет назад.
– Неужели сто? А вам тогда сколько же?
– И не знаю, аньдел мой, не считаю. Но сто-то верно нету. Да ты заходи, посиди на стульчике, отдохни.

Я вошел в калитку. Мне понравилось, как старушка назвала меня – “аньдел мой”. [6].

Изучение предложенных отрывков из рассказов Ю.Коваля может сопровождаться вопросами:

  • Сразу ли вы поняли значения слов “пылшыкы” и “колшыкы”? Почему?
  • Можно ли сегодня услышать такие слова?
  • Что вы можете сказать о героине, которая использует эти слова в своей речи? (Где она живет? Чем занимается? и т.д.)
  • Каково, на ваш взгляд, отношение автора к героине? Он над ней смеется? Уважает ее?

Такая работа позволит сделать вывод о том, что отклонение от нормы в речи героев позволяет автору создать неповторимый художественный образ, яркий, нешаблонный, осязаемый.

2. Прочитайте отрывки из пьесы В.Маяковского “Клоп”. Найдите слова, в которых допущены нарушения орфоэпических и акцентологических норм. Объясните, для чего использованы эти отклонения, сходны ли задачи автора в обоих отрывках, в чем разница (если она есть)?

Присыпкин. …Это я так… на ходу почесался.

Баян. Да разве ж так можно, товарищ Присыпкин! Если с вами в вашем танцевальном вдохновении такой казус случится, вы закат'ите глаза, как будто даму ревнуете, отступ'ите по-испански к стене, быстро потритесь о какую-нибудь скульптуру (в фешенебельном обществе, где вы будете вращаться, так этих скульптур и ваз разных всегда до черта наворочено). Потритесь, передернитесь, сверкните глазами и скажите: “Я вас пон'ял, коварррная, вы мной играете… но…” и опять пуститесь в танец, как бы постепенно охлаждаясь и успокаиваясь. (7)

Присыпкин. …За что я боролся? Я за хорошую жизнь боролся. Вон она у меня под руками: и жена, и дом, и настоящее обхождение. Я свой долг, на случай надобности, всегда исполнить сумею. Кто воевал, имеет право у тихой речки отдохнуть. Во! Может, я весь свой класс своим благоустройством возвышаю. Во!

Слесарь. Боец! Суворов! Правильно!

Шел я верхом,
шел я низом,
строил мост в социализм,
не достроил
и устал
и уселся у мост'а.

Травка выросла у м'оста.
по мост'у идут овечки.
Мы желаем
очень просто
отдохнуть у этой речки…

Так что ли? [ 7] .

В задании к этому упражнению есть подсказка, которая поможет учащимся определить роль фонетических отклонений и сделать вывод о том, что в обоих отрывках нарушения выступают как средства создания комического: во-первых, создают комический образ Баяна, претендующего на роль светского наставника, отмечая его безграмотность и фальшь в поведении, во-вторых, показывают ироничное отношение Слесаря к убеждениям Присыпкина, к его жизненной позиции.

Говоря о создании сатирического художественного образа, нужно отметить, что часто рядом с ошибками в произношении и ударении можно встретить и морфологические ошибки. Упражнение на выявлении отклонений от орфоэпических, акцентологических и морфологических норм, необходимых для создания комического образа, может быть следующим.

Прочитайте отрывок из мюзикла Ю. Кима “Клоп”, созданного по мотивам пьесы В. Маяковского. Определите, какие ошибки встречаются в речи Ивана Присыпкина, объясняющегося в любви.

Жил я раньше во тьме без понятия,
Но с победой трудящихся масс
Я понял красоту и симпатию,
А тем более глядя на вас!
И скажу вам во всей откровенности:
Пострадавши в нужде и борьбе
Я буржуев культурные ценности
В полном праве примерить к себе!
Когда вы так доверчиво ложите
Свои пальчики мне на ладонь,
Вы себе и представить не можете,
Что вы ложите их на огонь! [ 8 ]

Большое количество акцентологических, орфоэпических и морфологических ошибок в речи героя вызывает горький смех. Ведь они подчеркивают безграмотность Присыпкина, указывают на то, что он продолжает жить “во тьме без понятия”, говорят о нищете его ума. Даже после присвоения чужих “культурных ценностей” Иван Присыпкин остается духовно бедным, потому что “примеривание” к себе чужого багажа знаний никому не дает интеллектуального развития и культурного роста. Желание быть “культурным” остается нереализованным, несмотря на претензии героя, “полное право” и страдание в “нужде и борьбе”.

Нарушение акцентологических норм встречается не очень часто, особенно если пафос стихотворения возвышенный, тем не менее, такой прием может быть эффектно использован. В стихотворении А. Галича, например, на тесной связи ударения с лексическим значением слова построено все стихотворение.

Перечитайте стихотворение А. Галича “Об ударениях”. Какой прием использовал автор при создании художественного текста? Какова функция этого приема?

Ударение, ударение,
Будь для слова как удобрение,
Будь рудою, из слова д`обытой,
Чтоб Своб`ода не стала Св`ободой. [ 9 ]

Размышляя над текстом стихотворения, учащиеся с помощью учителя придут к выводу о том, что слово “ударение” в этом тексте многозначное: это и акцент в слове, и акцент в мыслях – логическое ударение, а отклонение от правильной расстановки акцентов является следствием несвободы, отсутствием свободы слова. Отсюда и призыв автора – “будь для слова как удобрение”, “будь рудою”. Орфоэпическое обыгрывание слова “свобода” необходимо для пояснения основной мысли автора.

Выполнение приведенных выше или подобных заданий призвано показать учащимся, что ничего случайного в художественном произведении нет, что каждое слово и его звучание важны для понимания смысла художественного текста. Подробное комментирование всех названных приемов сначала учащимся покажется сложным, но со временем эта проблема исчезнет, а приобретенный опыт поможет при написании сочинений.

Таким образом, при подготовке учащихся к написанию сочинения, связанному с анализом художественного текста или фрагмента, удобно использовать уровневый подход, одним из составляющих которого является исследование. Такая работа над текстом способствует целостности восприятия и истолкования художественного произведения.

Литература:

  1. Хализев В.Е. Литература и слуховое восприятие речи // Хализев В.Е. Теория литературы. М., 2002, С.267
  2. Голуб И.Б. Звукопись. Понятие звукообраза. Как поэты передают разные звуки.// Голуб И.Б. Основы красноречия. М., Яхонт, 2000. С.226-233; Горшков А.И. Звуковые средства художественной изобразительности// Горшков А.И. Русская словесность: От слова к словесности, М., “Дрофа”, 2000. С.173-182; Львова С.И. Наблюдения за звуковыми образными средствами русского языка // Львова С.И. Уроки словесности. М., 2000. С.94-137. и др.
  3. Павлова В. Духи и буквы.// Новый мир, 1996,  № 3.
  4. Львова С.И. Указ. соч. С.135.
  5. Коваль Ю. Поздним вечером ранней весной. М. Росмэн, 2000. С.193.
  6. Коваль Ю. Указ. соч. С.186
  7. Маяковский В.В. Клоп // Маяковский В.В. Сочинения в 2 тт. М., “Правда”, 1988. Т.2. С. 558.
  8. Ким Ю. Клоп // Ким Юлий Моя матушка Россия. М., 2003. С. 102.
  9. Галич А. Дни бегут, как часы. М., Эксмо-пресс. 2000. С. 292.