Рейтинг@Mail.ru

Внеклассное мероприятие «История саамов Кольского полуострова»

Разделы: История и обществознание, Конкурс «Презентация к уроку», Конкурс региональной истории России


Презентация к уроку

Загрузить презентацию (64,1 МБ)

Внимание! Предварительный просмотр слайдов используется исключительно в ознакомительных целях и может не давать представления о всех возможностях презентации. Если вас заинтересовала данная работа, пожалуйста, загрузите полную версию.


Цель:

  • стимулирование интереса к изучению истории родного края и уважения к достижениям его жителей;
  • расширение кругозора по истории Кольского полуострова.

Оборудование: карта Кольского полуострова, выставка книг о Заполярье, фотографии, книги “Семилетний стрелок из лука”, словарик саамских слов, презентация.

Ход мероприятия

(Включается презентация)

1. Организационный момент. Слайд 1.

2. Вступительная беседа.

Слайд 2.

Саамы – малочисленный финно-угорский народ, коренной народ Северной Европы.

Скандинавы и русские называли их “лопари”, “лопляне” или “лопь”, от этого наименования происходит название Лапландия (Лаппония, Лаппоника), то есть “земля лопарей”. Область знаний, сферой изучения которой является этнография, история, культура и языки саамов, называется “лопаристикой”, или “лапонистикой”.

Слайд 3.

Заселение Кольского полуострова человеком, по данным археологии, началось еще в эпоху мезолита в 7-6 тысячелетии до нашей эры после отступления ледника и, соответственно, вслед за продвигающимся на север оленем.

Наиболее ранние письменные упоминания о саамах относятся к I в. н.э. Римский историк Публий Корнелий Тацит в очерке “Германия” называет саамов феннами и упоминает о том, что они занимаются охотой, живут в шалашах и не держат домашнего скота. На протяжении всего I тыс. н.э. нет веских подтверждений того, что древние саамы занимались оленеводством. Наоборот, греческие, немецкие и скандинавские историки отмечают, что саамы ведут кочевой образ жизни, передвигаясь вслед за стадами диких животных, и выживают благодаря охоте и рыбной ловле.

В труде “География” Клавдия Птолемея (II в. н.э.) впервые выделяются прибалтийские и скандинавские саамы (позднее названные “дикой лопью” и “финской лопью”).

Слайд 4.

Этноним “лопь” или “лопари” в современной транскрипции появился в XII в. в трудах датского летописца Саксона Грамматика и впоследствии укоренился в европейских языках, став синонимом слова “саамы”.

В описании саамского быта, которое оставил Саксон Грамматик, делается акцент на умение саамов охотиться с луком, ходить на лыжах, на их способность предсказывать будущее и управлять силами природы. Эта последняя особенность не раз отмечалась в средневековых хрониках и дневниках скандинавских путешественников XVII-XVIII вв., считавших саамов сильными провидцами, которым подвластны земля, вода и воздух.

Слайд 5-6.

Изоляция кольских саамов, начавшаяся с IX-X вв., была вызвана не только естественными причинами, такими как миграции оленьих стад, но и регулярными грабежами викингов, а также поборами, которыми их обкладывали скандинавские правители и новгородские воеводы. Саамские поселения на берегах Белого моря были хорошо известны путешественникам и географам, т.к. там шла активная торговля рыбой и мехами. Внутренние же территории, где проживала большая часть кольских саамов, особенно бассейны озер Имандра, Умбозеро и Ловозеро оставались белыми пятнами на картах Европы вплоть до XVIII-XIX вв.

В отличие от европейцев, русским торговцам и сборщикам податей (особенно новгородцам) основные места проживания саамов были известны с конца XIII - начала XIV вв.

Слайд 7.

В 1478 году при Иване III Новгородская земля, а вместе с ней и Кольский полуостров переходят под власть Русского государства. Спустя несколько десятилетий началось постепенное и ненасильственное крещение саамов. Благодаря этому вплоть до конца XIX века крещеные саамы нередко обращались за помощью к нойдам, и священники, осуждая подобные действия, как проявление язычества, все же не отлучали ослушавшихся от церкви. Сами нойды не крестились и в церковь не ходили.

Слайд 8.

1574 год считается временем появления населенного пункта с названием Ловозеро, а в начале XVII века погост Ловозеро упоминается в летописи и писцовых книгах. На тот момент ловозерским саамам принадлежали озера Ловозеро, Сейдозеро, а также Сиозеро и часть реки Рында. Согласно переписи первой четверти XVIII века в Ловозере проживало около 40 мужчин, среди которых называются фамилии членов старейших родов ловозерских саамов, Галкиных и Юлиных, потомки которых до сих пор живут в селе Ловозеро.

Слайд 9.

Одно из ранних документальных подтверждений оленеводства у ловозерских саамов относится к 1866 году, когда переписчики подсчитали общее количество жителей (125 человек) и оленей в домашних хозяйствах (210 голов). Если смотреть шире, оленеводство как особый вид хозяйственной деятельности стало развиваться у кольских саамов с XVI-XVII вв.

С приходом коми-ижемцев в 1888 году ситуация в оленеводстве резко изменилась. В отличие от ловозерских саамов, коми ориентировались на коммерческий сбыт продуктов оленеводства (мяса, шкуры, койб, пант) и вели активную торговлю в Коле, Мурманске и на Терском побережье. Саамы же использовали оленей для собственного потребления.

Слайд 10.

Традиционные поселения и жилища.

В составе Кольских саамов не выделяются этнические и этнографические группы, но имеются территориальные подразделения, названия которых связаны с наименованием погостов – селений и окружающих угодий, где проживали саамы. Каждый погост (саамское название “Сейт”) включал в себя обширную территорию, которая, в свою очередь, была разделена между семьями для ведения хозяйственной деятельности. Число погостов постоянно увеличивалось: в начале XVII в. их было 15, в конце XVIII в. - 17.

С декабря по март-апрель саамы жили в зимних погостах, где находились богатые ягелем угодья, а в другой период года расходились по промысловым участкам группами родственных семей (западные группы) или перекочёвывали к летним погостам всей общиной (восточные группы). Изначально кочевание определялось охотничьим и рыболовным циклами. По мере возрастания роли домашнего оленеводства - в зависимости от оленеводческого хозяйственного цикла. Некоторые семьи за сезон переезжали до четырех раз. Вместе все селение собиралась в зимние погосты к ноябрю-декабрю.

Зимние погосты располагались во внутренних районах Кольского полуострова, на границе тундры и леса, на берегу водоёма. Через 20-30 лет, после истощения пастбищ и охотничьих угодий, место погоста переносилось.

Слайд 11.

Традиционное зимнее саамское жилище вежа представляло собой бревенчатую постройку в форме четырех- или шестигранной усечённой пирамиды высотой 2,5 м и площадью 3х3 м с дымовым отверстием вверху. Остов вежи покрывался оленьими шкурами или плотной тканью, а сверху клали кору, хворост, дёрн. В центре жилища устраивался каменный очаг. Вход был обращен к югу. Пол покрывался оленьими шкурами.

С XIX в. вежу начинает вытеснять тупа (пырт) - срубная постройка площадью 12-13 кв. м, высотой 2 м, с одним двумя небольшими окнами и плоской, покрытой землёй и дёрном, крышей. В углу у входной двери устраивался очаг - камелёк из обмазанных глиной камней. Появляется простейшая мебель.

Во время перекочёвок использовалась переносное жилище - кувакса. Оно имело конусообразный каркас из нескольких шестов, соединённых вершинами, на который натягивали чехол из оленьих шкур, из бересты или из парусины. В центре куваксы раскладывался костёр.

В жилище обычно обитали 1-2 семьи. Напротив входа находилось наиболее почётное, так называемое чистое место. К началу ХХ в. многие саамы вместо традиционных жилищ стали использовать русскую избу и ненецкий чум.

Слайд 12.

Основными занятиями саамов в зависимости от территории обитания той или иной группы и природных условий являлись оленеводство, рыболовство, морская и сухопутная охота. У западных Кольских саамов (нотозерских, бабинских, екоостровских) ведущую роль играло озёрно-речное рыболовство, у северо-западных (пазрецких, печенгских, мотовских) - морское рыболовство. С конца XVIII до начала XX вв. около 70 % взрослого саамского населения занималось промыслом трески. У восточных саамов значительную роль играло оленеводство, дополняемое промыслом сёмги.

Охота до середины ХХ столетия занимала значительную часть в системе жизнеобеспечения саамов. Предметом охоты являлись дикий олень, лось, песец, лиса, куница, белка, горностай, медведь, росомаха. Из боровой дичи промысловое значение имели: куропатка, глухарь, рябчик, из водоплавающей - гусь, лебедь, гага и различные породы уток.

Среди ученых есть мнение, что саамы первыми в истории приручили дикого оленя. Олень в быту саама стал всем: и пищей, и одеждой, и средством передвижения. В начале XVII века у каждого хозяина был необходимый минимум домашних животных - 15-20 голов, т.е. количество естественное для оленя. Эти олени использовались в основном как транспортное средство и как приманка во время охоты. Такая оленеводческая норма держалась у саамов долго, пока не произошли в экономическом быту народа серьезные перемены - оленеводство из транспортного превратилось в мясное. В XVI-XVII вв. для большинства саамских общин Кольского полуострова оленеводство становится одним из основных источников пропитания. Это привело к увеличению численности стад и переориентации хозяйства саамов. К началу ХХ века отдельные хозяева уже имели до 5000 голов в хозяйстве.

В зимний период пастухи караулили оленей, отгоняя их на зимние пастбища, которыми часто служили тунтури (тундры) – безлесые горы. Весной пастухи занимались отелом, и охотились. На лето олени отпускались на вольный выпас, а мужчины перекочевывали вместе с семьями к местам летних рыбалок. В зависимости от географического положения погоста кочевки совершались либо к внутренним водоемам, либо к морю. В этот же период шили лодки, мастерили сани. Женщины вместе с мужчинами на равных занимались рыбной ловлей, выделывали шкуры, шили одежду, занимались приготовлением пищи, воспитанием детей. Из дикоросов саамы заготовляли на зиму морошку и воронику, в сезон употребляли дикий лук, щавель и в небольших количествах бруснику, чернику.

Слайд 13-15.

В XVII-ХVIII вв. основным материалом для изготовления одежды у саамов служили шкуры морских животных и оленей, а для отделки - цветная замша (ровдуга) и крашеное сукно, шкурки пушных зверей. В XIX - начале ХХ вв. саамы использовали также покупные ткани (ситец, холст, сукно), а также овечью шерсть (для вязания или плетения носков, варежек, поясов).

В XIX в. у саамов сохранялась глухая наплечная одежда, одинаковая для мужчин и женщин.

Летняя одежда – юпа – делалась из сукна или плотной ткани. Её шили из цельного отреза ткани, сложенного пополам. К нему пришивались цельнокроеные рукава, сужающиеся к запястью. Подол мог быть несколько расклешённым. Пришивной воротник обшивался по краю цветной тесьмой, ворот застёгивался на пуговицы. Верхний проём, рукава и подол одежды украшались орнаментом в виде аппликаций в форме геометрических фигур из кусочков цветного сукна, тесьмы и бисера.

Зимняя одежда – печок – длиной ниже колен изготавливалась из двух сшитых оленьих шкур шерстью наружу. К подолу он расширялся. Рукава имели трапециевидные клинья, а плечевая часть сшивалась из горизонтальных полос меха. Обшлага рукавов и воротник отделывались цветным сукном. Завязки у воротника украшались кистями. На женский печок нашивались перламутровые пуговицы и полоски цветного сукна.

Печок иногда надевали на юпу. Одежду подпоясывали поясом, образуя напуск. У мужчин он был кожаным, с нашитыми медными бляхами. На поясе закреплялись нож в кожаных ножнах, принадлежности для разведения огня, кошелёк для денег, медные колечки и амулеты, а у женщин - швейные принадлежности. Женские пояса плелись из крашеной шерсти.

Имеются упоминания о более древней саамской одежде торк (торка), одевавшейся под печок. Шилась торка из оленьих шкур мехом внутрь.

Разнообразны головные уборы саамов. Мужчины носили суконные шапки – капер – на подкладке из оленьего меха. Нижняя часть головного убора (околыш) отличалась по окраске и форме от верхней (тульи). Традиционно использовались красный, синий и чёрный цвета. Если околыш был цилиндрическим, то тулья представляла усечённую четырёхгранную пирамиду основанием вверх. К околышу пришивались наушники с тесёмками, которые завязывались под подбородком. Иногда нижняя часть с наушниками делалась из лисьего меха. Орнаментировался каппер цветным сукном, бисером, жемчугом. Другим мужским головным убором являлся островерхий, вязанный из овечьей шерсти колпак, иногда с завершением в виде помпона. Зимние шапки женщин были аналогичны мужским, лишь тулья имела форму круга. В летний период надевалась шлемовидная шапочка с высоким гребнем или шамшура (самшура) близкая русскому кокошнику. Она имела цилиндрический каркас и полукруглый выступ вверху. Девичьим головным убором служила перевязка. Сверху женщины и девушки нередко повязывали сложенный треугольником платок, концы которого подвязывали на подбородке или, скрестив на груди, на пояснице.

Обувь изготавливали из камусов (шкур с ног оленя) или обработанной оленьей кожи. Она была одинаковой для мужчин и женщин. Отличительной чертой саамской обуви являлись загнутые вверх носки.

Зимние высокие сапоги - яры, украшавшиеся цветным сукном, надевали для передвижения по тундре, а похожие на яры, но низкие каньги - в поселениях. Стельки заменяли пучки сухой травы. На ноги под обувь надевали вязаные чулки без ступни.

Рукавицы шились из оленьих шкур мехом наружу или вязались из крашеной шерстяной пряжи.

В конце ХIХ в. традиционный саамский костюм стал заменяться одеждой, заимствованной у соседних народов: русских, коми и ненцев. У русского населения были восприняты кафтан (кяхтан), сарафан (кохт), передник, головные платки. Через посредство коми-ижемцев саамы заимствовали ненецкий комплекс одежды: глухую, с капюшоном малицу (малиц) из оленьих шкур шерстью внутрь и сапоги выше колен - пимы из камусов мехом наружу.

Слайд 16.

Духовная культура и традиционные верования саамов. Формально все саамы России в течение свыше 300 лет исповедовали христианскую веру. В каждом крупном селении имелась небольшая деревянная часовня с минимумом культовых предметов таких, как иконы, аналой, кадило, евангелие, крест, сосуд и т. д. В каждом жилище можно было видеть иконы, медные складни старообрядческого типа, лампадки и крещенскую воду. Христианскими обрядами сопровождалось рождение ребенка, вступление в брак и похороны. И, тем не менее, даже в миссионерской и казенной церковной литературе неоднократно встречаются указания на чисто внешнее значение христианского культа у саамов.

Ни первоначальные “просветители” их – Трифон и Федорит, ни поздние – монахи Печенгского или других монастырей, не смогли заставить саамов проникнуться христианским пиетизмом и нетерпимостью. Христианство не вытеснило у саамов их древнейших религиозных воззрений; оно было воспринято внешне как одно из средств магического воздействия на природу. Например, кильдинские саамы с большой охотой служили молебен на тонях с помощью попа и “святили” воду перед началом лова. Освященной водой кропили больных оленей, церковными свечами прижигали больное место, медный складень прикладывали к опухоли и т. д. Также причиной, почему христианство у саамов имело лишь внешнее значение было еще и то, что восстановленный Печенгский монастырь захватил саамские рыболовные угодья, оленьи пастбища и завладел богатыми морошкой и гагачьим пухом Айновыми островами.

Признаками самобытной саамской религии были магия, фетишизм, анимизм.

Слайд 17-18.

Фольклор представлен мифами, преданиями, легендами, сказками, песнями. Мифы исполнялись преимущественно во время ритуалов со строгим соблюдением текста и мелодий.

В волшебных сказках также отразились мифологические представления. Среди легенд и преданий – рассказы о нашествиях иноплеменников и борьбе с ними, военных походах, подвигах богатырей и народных героев.

 Наряду с магией воображение древних саамов привлекают к себе сейды-фетиши. На вопрос, что означает сейд, современные саамы дают весьма неопределенные ответы: “Это камень такой, как будто человек” или “Сейдом у нас раньше считали такие камни, как будто в них что-то было”. Даже сейчас в любом селении могут указать на два-три камня, считавшиеся когда-то сейдами. Иногда в качестве сейда может выступать гора, хотя сейдом, вероятно, была не гора как таковая, а камень на ней. Первоначально сейды были, несомненно, родовыми фетишами.

Следующим элементом верований саамов является одухотворение сил природы – солнца, луны, облаков, грома, северного сияния и т. д. Солнце, луна, облака, гром, северное сияние, по-видимому, представлялись существами аморфными и их изображения у саамов весьма условны. Демоны делились на три типа, а именно: чаклинги, чанги и куштнатэмолмынч.

Наиболее распространенными оберегами являлись рога диких оленей и щучьи зубы. Для предохранения от сглаза и помощи рыболовству щучьи зубы привешивали к косякам дверей или окон. Ничем иным, как оберегом, являются также когти медведей, носимые мужчинами на поясах, и лосиные зубы, привязываемые к колыбели младенцев.

Песни подразделяются на ритуальные, повествующие о мифических временах и первопредков, и бытовые.

Из музыкальных инструментов наиболее известны шаманский бубен, свистковые флейты, а также колокольчики (келл), подвешиваемые на шею вожака оленьего стада.

Слайд 19-20.

Международный день саамов отмечается 6 февраля.

Я родился у саамского края земли,
Там, где море волну об утесы дробило.
Прямо в тундру из комнаты двери вели,
И на Северный полюс окно выходило...
Почему же мне Север так дорог и мил? –
Никому объяснить я, наверно, не в силе.
Просто стал для меня этот маленький мир
Как трамплин на дороге к огромной России!

Слайд 21.

Использованные источники.

  1. Киселёв А. А., Киселева Т. А. Советские саамы: история, экономика, культура. – Мурманск: Кн. изд-во, 1979.
  2. Токарев С. А. Религия лопарей // Религия в истории народов мира. Изд. 3-е, испр. и доп. – М.: Политиздат, 1976.
  3. Хомич Л.В. Культура и быт кольских саамов: кн. для чт. уч-ся 9-11 кл. – СПб.: Дрофа, 2009.
  4. http://karelia.drugiegoroda.ru
  5. http://sov.opredelim.com
  6. https://www.kolamap.ru
  7. http://finugor.ru/saamy