Рейтинг@Mail.ru

Июнь 1918 года в истории моего края

Разделы: История и обществознание, Конкурс «Презентация к уроку», Конкурс региональной истории России


Презентация к уроку

Загрузить презентацию (2,1 МБ)

Внимание! Предварительный просмотр слайдов используется исключительно в ознакомительных целях и может не давать представления о всех возможностях презентации. Если вас заинтересовала данная работа, пожалуйста, загрузите полную версию.


На одной из улиц районного центра с. Большеустьикинское Мечетлинского района Республики Башкортостан, которая когда-то в начале ХХ века была окраиной, за железным заборчиком в сени елочек прячется скромная белая, сложенная из камней пирамидка (Приложение 1). Наверху красная звезда, на плите 10 фамилий и имен заживо похороненных в ней людей – первых строителей советской власти, коммунаров. Связан этот памятник с июнем 1918 года. Территория Башкортостана с самого начала гражданской войны попала в арену ожесточенных боевых действий красных и белых частей. Вот и наш край оказался в этой братоубийственной войне по разные стороны воюющих армий. Именно территория Уфимской губернии стала ключевой позицией в гражданской войне. Здесь, на Восточном фронте решалась судьба революции [4]. Последствием мощных крестьянских выступлений против Советской власти в Златоустовском уезде при поддержке чехословацкого корпуса, стало то, что красные ушли из района Уфы, а группа С. Н. Войцеховского соединилась с группой С. Чечека [2]

Как все начиналось

В конце 1917 года по всей стране развернулась стихийная демобилизация старой армии. На фронте и в тылу солдаты бросали свои части и устремлялись в родные места. Это были люди, озлобленные войной, разбуженные свободой февральской революции, наконец впитавшие в себя в разной степени большевистские и прочие идеи. Первой из них выступает фигура Павла Степановича Лешкова (фотография не сохранилась). Степан Дмитриевич Чусов стал после Лешкова вторым человеком. Важнейшую роль в событиях 1918 года играли братья Тимофей, Константин и Петр Филипповы. Еще один солдат, но тылового учреждения - Андриан Ильич Жильцов. Тихон Алексеевич Онкин - участник русско-японской и Первой мировой войн, вернулся в Большеустьикинское в начале января 1918 года. У всех у них имелись хозяйства, причем крепкие, поэтому их участие в последующих событиях определялось не степенью богатства, а их миропониманием, мироощущением, а они вырабатывались под влиянием окружающей среды и в армии, и дома [5], (Приложение 3).

Они уже по дороге домой знали свою задачу и сумели за какие-то полмесяца создать организацию большевиков в селе. После возвращения, уже в конце января 1918 года ими была создана партийная организация РСДРП, а уже в 27 февраля, во время общего собрания волостного совета крестьянских депутатов, часть депутатов-большевиков отделилась, председателем этого собрания стал Павел Лешков, секретарем Андриан Жильцов и товарищем секретаря Степан Чусов. Собрание решило избрать временный исполком волсовета. Так в этот день начался и в течение марта-апреля произошел переворот в селе и в волости – власть перешла в руки большевиков[5,8] (Приложение)

Первые шаги новой власти в волости носили решительный характер. Волостная земельная коллегия взяла на учет имеющиеся мукомольные мельницы, вместе с продотделом ведет учет имеющихся (выявленных) запасов зерна, озабочена подготовкой земельной реформы. Исполком в апреле окончательно сформировал свой бюджет. Главное внимание уделялось заготовке хлеба и его отправка голодающему рабочему классу страны. Владельцы хлеба, в первую очередь зажиточные, должны были сдать его излишки государству по твердым закупочным ценам (продовольственная диктатура, продразверстка). Все, кто укрывал хлеб, объявлялись врагами народа и карались революционным трибуналом.[9]

Таким образом, уже можно сделать первые выводы: новая советская власть первоначально доверия не вызывала, большевиков, представителей рабочего класса, плохо знали. Последующие действия так же вызвали острое неприятие, в народе зреет недовольство советской властью (сначала дала землю и возможность жить, а теперь все отбирает) и оно сыграло свою роль в событиях 1 (14)июня 1918 года.

Устьикинская трудовая коммуна

Наш Мечетлинский район недаром называли родиной первых коммунаров. Именно у нас впервые на Урале возникло коллективное товарищество по совместной обработке земли. В1956 году в Центральном государственном архиве БАССР найден протокол (устав) собрания крестьян от 9 апреля 1918 года о создании Устьикинской трудовой коммуны[8]. 13 домохозяев решили создать в селе коммуну (Приложение 2). Приняли устав, определяющий цели и задачи, имущественно-хозяйственные условия, права и обязанности членов коммуны. К концу мая в ее состав входило уже 18 семейств. Среди них Е.И.Жильцов – председатель комитета взаимопомощи, М.И.Запольских – зам. председателя комитета взаимопомощи, К.К.Ватолин – член коммуны (Приложение 2). Основным мотивом было то, что “по одиночке нам бороться с нуждой и бесхлебьем невозможно”[8] Здесь возникает проблема с выделением земельных участков. Время создания коммуны совпало с началом осуществления закона советской власти о социализации земли (январь 1918 года), он предусматривал немедленную передачу земли крестьянам по потребительско-трудовой норме. Общее собрание волостной коллегии по земледелию от 23 апреля приняло решение об отводе участка для коммуны из общинной земли в количестве около 850 га за Теплой горой. Весной все поля были засеяны, дружные всходы обещали хороший урожай. Но...[6]

Здесь так же напрашивается вывод – это, несомненно, задело чьи-то интересы (земля - то общинная), к тому же, вызовет недовольство и тот факт, что в рядах коммуны будут и руководители волисполкома (К.Филиппов, С.Д.Чусов, Т. Онкин, И.Балашов и др.) Это еще одна причина разыгравшейся трагедии. Если внимательно прочесть устав коммуны, тоже можно сделать вывод – не все положения привлекут сторонников к новой форме хозяйствования. Обобществление имущества сельчан и создание общего котла, запрет на выход из коммуны, штраф за выход – это вряд ли понравится крестьянам, мечтающим стать полноправными хозяевами своей, собственной земли[8]

Итак, обстановка в селе к маю 1918 года начинает накаляться. Выступить против Советской власти в открытую мешает отсутствие у противников оружия, хорошей организации. Они понимали, что самостоятельно им не справиться. Поэтому они ждали удобной ситуации, и она не заставила себя долго ждать.

Мятеж Чехословацкого корпуса.

К концу мая 1918 г. Чехословацкий корпус численностью 60-70 эшелонов стоял на узловых станциях от Пензы до Владивостока. Поводом для мятежа Чехословацкого корпуса послужило указание местным Советам разоружить его в связи с началом интервенции со стороны Японии. Чехословацкие части отказались разоружаться и начали открыто выступать против местных советских властей. Такой же эшелон стоял и в г. Челябинске. Так, в ночь на 27 мая 1918 г. вспыхнул мятеж чехов в Челябинске. Из источников следует, что первоначально у чехов не было планов воевать с Советской властью. Группа чешских войск, под командованием подполковника С.Н.Войцеховского, отрезанная от своих, пыталась пробиться по линии железной дороги на соединение с другими подразделениями корпуса. На западе - с группой С. Чечека, на востоке, – с частями Я. Сыровы.[1] Но они были нужны тем, кто открыто ненавидел новую власть, ведь у них было оружие. “Мятеж чехов – самая удобная обстановка для начала борьбы. Без чехов выступления бы не было. Выжидать было уже опасно, еще немного и все оказалось бы в руках большевиков”.[2]

Не остался в стороне и наш уезд. В первых числах июня представители кулачества, бывшие офицеры провели секретное совещание в г. Златоусте и договорились начать общее наступление на Советы.

3. Июньская трагедия

14 июня 1918 года вдруг загудели церковные колокола, созывая народ на площадь. Это было сигналом к началу мятежа. Ворвавшаяся в волостной совет толпа потребовала сдать власть и разоружиться “во избежание кровопролития”. Наверняка шли какие-то переговоры, Павлу Лешкову и другим давались гарантии[7]. Требование кулаков о сдаче оружия было принято. Но мятежники не сдержали своего слова. Началась расправа над коммунарами[5].

Где-то к 5-ти часам около кладбища была выкопана большая яма, к которой подвозили на телегах и сбросили покалеченных, полуживых (а может уже и мертвых) девять тел и забросали землей. Вот их имена:

1. Жильцов Андриан Ильич, 23 г., комиссар юстиции, секретарь трибунала, судья

2. Жильцов Иван Георгиевич, 44 г., зам. зав. продотдела волисполкома

3. Жильцов Василий Георгиевич, 34 г.

4. Филиппов Петр Никанорович, 35 л., член продотдела волисполкома, председатель коммуны

5.Чусов Степан Дмитриевич, 27 л., комиссар земколлегии, коммунар

6. Иван Сергеевич Балашов, 35 л., секретарь волисполкома, коммунар

7. Михаил Иванович Запольских, 39л., зав. продотделом волисполкома

8. Онкин Тихон Алексеевич, 34 г., комиссар финансов волисполкома, коммунар

9. Окулов Иван Васильевич, 45 лет

Что касается еще одного убитого (10), то это Филиппов Николай Васильевич, 26 лет, двоюродный брат Петра Филиппова, он скончался видимо от ран 15 июня.[5,10] Таким образом, на плите на памятнике должны были быть имена 9-х зверски замученных представителей советской власти. Десятый был похоронен уже позже в общей братской могиле на местном кладбище, уже после прихода красных. Расправа над сторонниками советской власти завершилась арестом и отправкой в Кусу более 50 человек - сторонников советской власти и членов боевой дружины (БОНВ). Почти всех их по дороге или в самой Кусе расстреляли. 20 июня со стороны г. Красноуфимска (Свердловская область) в село вошел отряд под командованием Борчанинова. В этот день трупы девяти жертв восстания были перенесены из братской могилы на кладбище и после отпевания захоронены [5]. Как отмечалось выше, недовольство охватило не только русское село, но и башкирские деревни. Аналогичные события произошли в деревнях Сабанаково, Дуван-Мечетлино, Большая Ока – там тоже были совершены расправы над представителями советской власти. Кроме этого в это же время поднялись деревни современных Дуванского и Белокатайского районов, вспыхнули восстания на Саткинском и Кусинском заводах нынешней Челябинской области, так же входивших в Златоустовский уезд [3].

Обобщая, можно сделать вывод о том, что большевики проиграли первый этап борьбы с чехословацким корпусом, дав к началу июля 1918 г. соединиться основным группам чехов - волжской, уральской и сибирской. Волжская и уральская группы смогли соединиться на Южном Урале только благодаря массовым антибольшевистским восстаниям, охватившим во второй половине июня Златоустовский уезд.

Сами по себе чехи были слишком слабы, чтобы успешно выступать против сравнительно немногочисленных красных отрядов, которые были сосредоточены против них в июне 1918 г. Но большевикам пришлось сражаться на два фронта - против чехов и против восставшего населения, и они проиграли [1].

Таким образом, на примере событий в июне 1918 г. в с. Большеустьикинское можно сделать выводы о причинах случившегося: новая советская власть первоначально доверия не вызывала, ее жесткая политика (контрибуции и высокие налоги), деятельность коммуны нравилась не всем. То есть нельзя однозначно говорить, что в трагических событиях были виноваты только кулаки (зажиточная часть населения), страдали все, главное – были затронуты вопросы защиты собственности. И вот на пике народного недовольства, вот он, исторический случай – чехословацкий мятеж, который и привел к возможности использовать ситуацию. Мы думаем, что недаром до 50-х годов о трагедии старались не вспоминать, люди одумались, поняли, что они натворили. Да и сами результаты дальнейшей деятельности советской власти говорят о том, что большевики постарались исправить положение и привлечь население на свою сторону. Это и есть главный урок для будущего – не доводить общество до крайностей. А урок для современного молодого поколения в том, что и эти 10 человек и все погибшие в братоубийственной войне, они граждане одной страны, у каждого из них своя правда, свое видение светлого будущего. И это нужно научиться уважать, нужно выработать какие-то определенные принципы, ценности, следовать им. Но только при их отстаивании никогда не забывать – нельзя их утверждать ценой человеческих жизней. Это очень актуально и в нынешнее время, власть должна понять – несформированное общественное сознание очень опасно. Им можно воспользоваться для своей выгоды, только какие последствия могут ждать...

Хотелось бы закончить свою работу словами писателя Б. Васильева: “Главный итог, который мы вынесли, в том, что гражданская война есть ни с чем несравнимая трагедия народа, в которой никогда не было победителей. И было бы в высшей степени справедливо воздать должное всем павшим за Родину в гражданской войне. Предлагается возвести общий памятник жертвам гражданской войны, чтобы над красным и белым обелиском вознесла мать Россия венок скорби и уважения”.

В 60-е годы улицам районного центра были присвоены имена Тихона Онкина, Петра Филиппова, Ивана Балашова, братьев Жильцовых, Степана Чусова, Михаила Запольских, Кирилла Ватолина. Есть и улица Память Коммуны. На центральной площади районного центра стоит памятник героям гражданской войны (Приложение).

Использованная литература:

1. hist.igni.urfu.ru М.И.Вебер “Златоустовская катастрофа и ее значение в контексте общей ситуации на северо-урало-сибирском фронте”. Раздел 2. Страницы истории России и Урала . – 2010 с. 125-128

2. www.biblioklad.ucoz.ru Волков С.В. “1918 год на Востоке России” из серии “Белое движение”: Т.16.- М.: ЗАО Центрполиграф, 2003 с.40, 42-43

3. Давлетбаев Б.С. Большая Ока. История села. - Уфа: РИО Министерства печати и СМИ. 1992 с.114-127.

4. История Башкортостана в ХХ веке: учебник для студентов вузов.- Уфа: Изд-во БГПУ, 2007 с. 67-68

5.Чемерис В.П. Большеустьикинское в моей памяти и в свидетельствах прошлого. – Уфа, 2011 Главы 7-10.

6. // Коммунист . №133,144, 1987; № 41, 73, 1988.

7. Новоселов Н.П. – Воспоминания от 8 июля 1966г., записанные с его слов председателем Большеустьикинского сельского совета Мишариным А.В.

8.Фонд музея лицея №1 с. Большеустьикинское (ЦГА БАССР ф.87, оп.1, 65, лл. 28-29 Заверенная копия)

9. Фонд “В.Т.Сундеева”.- Архив Администрации Мечетлинского района. Опись 66. Дело № 2. Лист 3.